Философские учения 20 века

ИРРАЦИОНАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ КОНЦА 19 – НАЧАЛА 20 ВЕКОВ

 

Каков человек, такова и его философия.

И.Фихте

 

Вся классическая философия, включая марксизм, обладала одним существенным недостатком: она внесла значительный вклад в объяснение рациональных форм духовного опыта, но не предпринимала попыток проанализировать бессознательные процессы, которые невозможно подчинить контролю разума.

Многие философы понимали, что сущность человека не исчерпывается только лишь сознательной деятельностью и социально-рациональными отношениями. Поэтому в ряде учений 19 – начала 20 вв. был сделан акцент на одном из нерациональных элементов психики. Воля, инстинкт, подсознание – вот три фактора, ставших предметом исследования философов-иррационалистов.

У истоков иррационализма стоял немецкий философ Артур Шопенгауэр (1788 – 1860), написавший в 1818 году свой главный труд «Мир как воля и представление». Шопенгауэр, как и Фейербах, выстроил своё учение на критике гегелевской философии. Однако он не принял и материализма Фейербаха. Испытав сильное влияние Канта и буддийской философии, Шопенгауэр пришёл к созданию мистического по сути учения.      

Разум – в понимании классической философии – был объявлен фикцией. Всей сущностью человека, по мнению Шопенгауэра, управляет воля, которую философ объявил субстанцией и первоначалом бытия (такая позиция называется волюнтаризмом). Мир, согласно учению Шопенгауэра, есть не что иное, как воля к жизни и существует в нашем сознании как представление. Воля пронизывает всё материальное бытие. Воля – творящее начало Вселенной. Всё, что есть и в мире, и в человеке, порождено волей. В частности, интеллект ограничен лишь целями самосохранения и удовлетворения потребностей. Интеллект человека, согласно Шопенгауэру, подобен когтям и зубам зверя. Интеллект – лишь инструмент воли. Интеллект утомляется, воля – никогда.

Мир тоже непознаваем рациональным путём, он постижим лишь на уровне сверхразумной интуиции. У воли – как вселенской, так и личной, человеческой, нет ни причин, ни оснований, она свободна и автономна, она порождает желания человека и побуждает его к действию.

Философия Шопенгауэра в области этики перекликается с некоторыми положениями буддизма. Воля к жизни – это злая сила, источник страданий. Причём страдание носит неотвратимый характер. Избавление от страданий, именуемое счастьем, как правило, иллюзорно, и приводит либо к новому страданию, либо к скуке. Воля к жизни правит миром, который подвержен случайностям и потому не имеет ни смысла, ни целесообразности. Человек ничего не способен изменить, однако может ограничить свои волевые усилия, погрузиться в самосозерцание и тем самым уменьшить страдания. Чем меньше человек зависим от плоти, чем меньше его рациональные устремления, тем менее трагично его бытие. Развивая это положение этики Шопенгауэра, его последователь Эдуард фон Гартман призывал своих единомышленников к коллективным самоубийствам.

Блестящие способности стилиста, писателя сделали Шопенгауэра популярнейшим философом в Европе и в России. Лев Толстой, снисходительно относившийся к большинству европейских философов, будучи по ряду позиций оппонентом Шопенгауэра, держал в рабочем кабинете его портрет.

 

 

Человек – это канат, протянутый между животным и Сверхчеловеком, это канат над пропастью. Величие человека в том, что он мост, а не цель. 

                                                                                                                                                                                 Ф. Ницше. «Так говорил Заратустра»

 

Последователем Шопенгауэра стал выдающийся немецкий философ Фридрих Ницше (1844 – 1900), оказавший сильнейшее влияние на развитие как европейской, так и русской философии и культурологии. В его творчестве выделяют три периода:

  первый (1870 – 1876) посвящён исследованию греческой культуры («Рождение трагедии из духа музыки», «Несвоевременные размышления»);

  второй период (1876 – 1882) посвящён критике традиционных представлений об искусстве и религии («Человеческое, слишком человеческое», «Утренняя заря», «Весёлая наука»);

  третий период – самый значительный в творчестве Ницше, когда были написаны главные труды его жизни: «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «Генеалогия морали», «Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей».

Произведения Ницше написаны не традиционным научным стилем, а в форме афоризмов и мифологических сказаний, что послужило причиной их вольного толкования. Источником взглядов Ницше послужил шопенгауэровский волюнтаризм. Если у Шопенгауэра воля – это основа бытия, его иррациональное начало, обнаруживаемое во всех проявлениях жизни, то Ницше придаёт толкованию Воли социально-нравственный оттенок. Это уже не абстрактная «мировая воля» Шопенгауэра, а конкретная «воля к власти как творческий инстинкт». Мир есть не представление, а бесконечное становление, ведущее в никуда. Существование мира определяется комбинациями огромного множества воль. У мира нет конечной цели, а потому невозможно говорить о совершенстве или несовершенстве мира.

Ницше критикует бездуховность и аморализм жизни, лицемерие религии, приходя к позиции имморализма, т.е. отрицания всякой морали. Вера в высшие ценности себя не оправдала, поэтому Ницше призывает к «переоценке ценностей». Категории добра и зла, по Ницше, были извращены христианской моралью. Ибо из евангельского учения вытекает, что только слабые, убогие, нищие, уродливые – блаженны и любимы Богом, а знатные и могущественные признаны злыми и отвергнуты Богом. Христианская мораль препятствует полному самовыражению человека. Воля к власти как право сильного несовместима с любовью к ближнему.

«Что хорошо? – спрашивает Ницше. – Всё, что укрепляет сознание власти, желание власти и саму власть.  Что дурно? – Всё, что вытекает из слабости. Способствует ли познание повышению воли к власти? – Нет, ибо интеллект подменяет деятельность рассуждениями».

Критикуя христианство, философ исходит из того, что положительным для человека следует признавать лишь то, от чего возрастает его сила, могущество, воля. Всё, что способствует слабости, плохо: «Больше силы, больше власти! Не мир – война. Не добродетель, а доблесть. Пусть гибнут слабые и уродливые – первая заповедь нашего человеколюбия... Что вреднее любого порока? Сострадать слабым и калекам, христианство...» Ницше осуждает христианство как религию слабых, униженных рабов. Идея смирения в основе своей ложна, ибо противоположна инстинктам сохранения жизни. Христианство искушает высшими духовными ценностями и тем самым губит даже сильных духом. Высшие, избранные люди находятся в меньшинстве, а масса и толпа их тиранизирует и стремится подчинить своей власти: «Жизнь – источник радости, но всюду, где пьёт толпа, родники отравлены». Равенство прав и демократия есть показатель упадка, разложения власти. В условиях демократии масса составляет оппозицию праву сильного.

Стать сверхчеловеком, т.е. преодолеть в себе человека, стать «по ту сторону добра и зла» – вот цель для избранного. Сверхчеловек (Uebermensch), или «белокурая бестия» – центральное и наиболее спорное понятие в этике Ницше, впоследствии заимствованное идеологами фашизма. Ницше охарактеризовал Сверхчеловека как представителя «арийской расы» с определёнными фенотипическими («нордическими») признаками. При этом Сверхчеловек должен обладать двойной моралью. По отношению друг к другу это снисходительные, сдержанные, гордые, дружелюбные люди. Однако по отношению к «чужим» они свободны от моральных тормозов и руководствуются только инстинктами. В то же время Ницше был противником господства массового сознания, которое наивысшим образом проявилось в гитлеровской Германии. Сверхчеловек был призван занять место Бога. Его Заратустра – это «мост» к Сверхчеловеку.

 

Интерес к иррациональному началу в человеке привёл на рубеже 19 – 20 веков к разработке концепции психоанализа. Основателем психоанализа стал австрийский врач-психиатр Зигмунд Фрейд (1856 – 1939), который исходил из того, что во многих философских системах присутствовали элементы учения о бессознательном, но культ разума и сознания не позволил развиться отдельной теории бессознательного.

Фрейд – автор работ «Толкование сновидений», «Очерки по теории сексуальности», «Психопатология обыденной жизни», «По ту сторону принципа удовольствия», «Я и Оно», «Леонардо да Винчи», «Достоевский и отцеубийство».

Он считал, что значительную часть психики человека составляет сфера бессознательного. Бессознательное отличается от сознания так же, как тьма от света. Играя важнейшую роль в нашей жизни, руководя нашими действиями, поступками, стремлениями, привязанностями, бессознательное индивидом практически не осознаётся, хотя играет значительную роль в его поведении и особенно – в душевных отклонениях. Вся жизнь индивида, по Фрейду, есть подсознательное стремление удовлетворять свои влечения и желания. Однако социальная жизнь и законы морали в большинстве случаев препятствуют этому естественному биологическому стремлению. Общество подсознательно воспринимается человеком как сила, враждебная его желаниям и страстям.

Человеческая психика, по Фрейду, состоит из трёх структур: 1) сознание («Я», или ego),  2) «совесть» («Сверх-Я», или super-ego) представляющая собой совокупность социально значимых идеальных принципов,  3) бессознательное («Оно») – не подвластная сознанию, не видимая внешнему наблюдателю личностная сущность, управляющая нашим поведением. «Оно» подчиняется только принципу наслаждения. В бессознательное, как правило, вытесняется всё то, что является социально неприемлемым, в частности, сексуальное влечение, подавленные желания, всё то, что мы стремимся скрыть от окружающих. Бессознательное на обыденном уровне прорывается в сновидениях, в патологических состояниях психики (неврозах, психозах), а также в оговорках, описках, навязчивых и случайных действиях. На высшем уровне бессознательное реализуется (путём сублимации, т.е. вытеснения сексуальной энергии и её перехода в творческую) в творческой деятельности, которая основана на интуиции, спонтанности и не связана напрямую с разумом.

Все инстинкты и связанные с ними влечения Фрейд разделил на две противоположные группы: 1) инстинкты Танатоса (смерти) – это инстинкты разрушения, хаоса, агрессии, толкающие человека к возврату в животное состояние; 2) инстинкты Эроса – половое влечение, стремление к получению удовольствия. Бессознательные инстинкты Фрейд уподобил бешено скачущей лошади, а сознание – всаднику, стремящемуся преодолеть превосходящую силу лошади.

Фрейд оказался одним из первых учёных, попытавшихся иррациональное объяснить рационально. Его последователем стал Карл Густав Юнг, разработавший теорию архетипов.    

 

 

Основы философии. Электронный учебник. Автор М.В. Осмоловский